peperoncini 

26 Апреля 2017

Присоединяйтесь к нам:
f_bookv_kontaktet_twitterInstagram

Наш район

Лето, осень, зима. Попутчики-3

Оценить
(1 голос)


А Бог с вами!
Будьте овцами!
Ходите стадами, стаями
Без меты, без мысли собственной
Вслед Гитлеру или Сталину

Являйте из тел распластанных
Звезду или свасты крюки.

М. Цветаева, 23 июня 1934

Больше всего не понимаю вопроса "Когда же все это кончится?" с неизменными взмахами руками и бессмысленным лицом. Кончится тогда, когда будет Победа, и ни днём раньше. Когда же она будет? Не знаю... Но приближать её буду всеми возможными способами.

***

Киевлянина Сашу на вокзал пришел встречать брат.

Как упустить возможность пятиминутного свидания! А увидев, заплакал. Обгоревшее родное лицо с розовыми нитями вместо морщин. Полз Саня двое суток из окружения, вечность целую полз, крепко сжимая в одной руке гранату, а в другой нож. Предметы эти жизненно необходимы и для врагов, и для себя, всякое на этом свете бывает и на том тоже.

Рядом стоит Юра, работник банковский, в крепких объятиях плачущей тёти.

- Всё. Будет. Хорошо.

- Как заклинание звучит голос третьего друга, Женьки.

- Что ты, родной, хорошо уже не будет, я сына похоронила. Теперь вот Юрку чуть не потеряла, слава Богу хоть живой. ЖИВОЙ!!!

Лена-волонтер молча стояла в стороне и вытирала безудержные слезы, которые почему-то никак не останавливались.

- Поехали, мальчики, дорога впереди и вся жизнь еще впереди! И всё обязательно будет. Хорошо!

***

We pretend that the end hasn't found us 

And we cling to the things left behind us 

Line by line, every rhyme has been writtenAnd time left us here unaware - бесконечно прекрасно поет Demis Roussos, а я приближаюсь к госпиталю. В салоне должно быть тепло (не жарко), свежо (не холодно) и очень комфортно, душевно и спокойно, хотя бы те полтора-два часа, которые вы со мной в дороге. Мы обязательно с вами остановимся, купим водички и сигарет купим, шоколадок возьмем, чай, кофе, конечно, вы покурите, а я постою с вами, пообщаюсь, подумаю, о жизни послушаю. Вот звезды видели январские? Они почти, как в августе, только выше намного. А Луна, посмотрите, растет? Или на убыль? Ветер, наконец, западный, к теплу. А день? Видели? День уже больше! И мы с вами здесь и сейчас счастливы! По-настоящему, в это мгновение.

***

Старый Новый Год. Не праздник, но все же. Предстоит ночная работа - встреча на вокзале.

- Олег, поедешь? Я сейчас еще с ранеными, пока до города доберусь, пока детей накормлю, устала.

- Конечно.

- Не от чего не отвлекла?

- А важнее нет ничего.

- А Новый Год? Старый?

- В дороге встретим. Жена не против.Праздники, будни, выходные, утро, день, вечер, дети, жены, гости, магазины, вещи, шашлыки, друзья, книги, фильмы, собаки, прогулки... Потом. Сейчас война, а мир позже, но обязательно! И бесповоротно.

***

Снайпер из Кировограда. Имени не помню. Я замерла, когда увидела, как его ведут к машине. По миллиметру, истекая потом, краснея, синея, он делал свои шаги. Открыли двери, отодвинули сиденье, старались каким-то образом его усадить, но каждое, даже маленькое, шевеление доставляло ему мучительную боль. Кусая губы в кровь, он старался очень-очень нам помочь, но ничего не выходило, нога в машину не помещалась.

- Давай в мою!

- Толик, как всегда, рядом.

- Вплотную прямо подъезжай так, чтобы сантиметра лишнего не передвигаться.

- Потерпи, потерпи, ты снайпер - это же высший пилотаж, если по-лётному.Усадили, вернее уложили пацана, слава Богу, только бы довезти без последствий. Еду, каждые десять минут звоню.

- Как вы там?

- Ничего, 40 км/час, терпим, стиснув зубы, но терпим!Часто тебя, Снайпер, вспоминаю, где ты? Воюешь, наверное? А может уже домой вернулся? А может... Об этом даже думать страшно.

***

Сегодня пятница, 21.45. Всё, час назад начались выходные, хорошо-то как. Пива купили с рыбкой, выпили слегка... Телефон дал о себе знать настойчивым вызовом.

- Аня, извини, трех человек забрать с вокзала минут через двадцать сможешь?

- Да, конечно.Никого нет, всех отпустила, ничего же не ожидалось!!! Кого звать?Оля. Она всегда поддерживала нас в тяжелые времена и сочувствовала, буду звонить. Через две минуты мы были во дворе, а через пятнадцать на вокзале встретились с ранеными, потом всю дорогу расспрашивали их о службе, а когда ехали обратно, душевно болтали и слушали радио ROKS на темной трассе. А я всё не могла понять, ну как? Как так молниеносно, не вдаваясь в подробности, по первому зову?

- Оля, почему? - я не выдержала

- Ты что, не понимаешь? Так надо.

***

- О, Господи, опять сидеть. Да сколько же можно. Я после ранения уже 3 госпиталя сменил, из одного в другой на "Уралах" переезжали, к вам вот на поезде только. Думал зайду и лягу, но поезд сидячий оказался, а теперь машина... Хотя радует, что не грузовик. Как же нога болит, нет сил никаких. А почему Вы именно меня встречаете?

- Не знаю, так вышло, задание такое поступило, а как Вас зовут?

- Женя.Так по слову, по предложению мы и разговорились. В первую очередь, конечно, о том, что наболело, потом о семье, об увлечениях, о работе, об отдыхе, о танках, естественно, потому как Женька танкистом оказался, а я собрала воедино все свои скудные знания по бронетехнике и изо всех сил старалась поддержать беседу и выглядеть при этом не полной идиоткой. Теперь думаю, что встретив танкистов, я уже смогу пристойно смотреться, а чего, даже интересно!

- Извините, на минуту остановимся, я заправлюсь. Здесь можно покушать, не хотите?

- Нет-нет, я лучше покурю. ТАМ опять стреляют.

- Знаю...Доехали, обнялись, попрощались.

- А знаете, нога-то почти не болит. Впервые за 4 дня.

***

Оксана и Гала, мама и дочка, волонтеры из Днепра. Тогда, в августе, Оксана молча стояла возле распахнутой дверцы своей машины и курила одну сигарету за другой, машинально отрывая фильтр. На лице шок, даже оцепенение, на лбу ледяной пот, несмотря на жару.

- Сильно страшно? Сможешь ехать?

- Да-да, смогу, совсем не страшно, просто жалко их ужасно, никак не справлюсь с собой.Госпитальный дворик был заполнен мальчишками, которые еще час назад рисковали своими жизнями на передовой.

- Тогда, с Богом, дорогу знаешь? Если что, провожу в первый раз.

- Знаю, но проводи, пожалуйста. Только давай у магазина остановимся, я должна мужикам обязательно что-то купить.Позже я много раз интересовалась у Оксанки, не тяжело ли ей морально, на что получала один и тот же лаконичный ответ: "Ну что ты, я счастлива!"

Гала.

- Все ночные и выходные мои! Только мои, мама пусть отдыхает и вы тоже все отдыхайте! Поняли?

- Поняли, конечно, а сама-то ты как? Не устала?

- Нет, я за неделю на работе устала, а что-то сделать полезное - это круто! Тем более я в гололед не смогу, так что сейчас буду помогать до конца.

Девчонка совсем, еще и здоровьем не блещет, мягко говоря, из больниц сама не вылазит, а желание действовать зашкаливает. Так и живем, зная каждую минуту, что кто-то рядом подставит плечо, а кто-то даст несколько часов поспать, а кто-то просто ждет и волнуется. Каждый день.

***

Мы идём. Шатаясь, роняя сумки, костыли, бутылки с водой, что-то еще, не помню, иногда из последних сил, иногда со слезами, иногда улыбаясь. Саши, Сережи, Иваны, Игори, Максимы, Богданы... Главное, вместе идём. Девчонки наши рядом тоже идут, девчонки (кто постарше, кто помоложе), которые еще год назад ничего тяжелее пакета из супермаркета не поднимали, тащат всё, что в руки поместилось. С радостью тащат.

- Зачекайте хвилинку. Я покурю, будь ласка.

Действительно сон какой-то, и мы все в этом сне, как в зимнем тумане. И никак же с этим Х...ом ничего не случится, сколько людей покалечено, сколько судеб сломано. Ладно, какая жизнь, такие и мы, прорвемся.

- Вы так гарно українською розмовляєте, звідки Ви?

- З Кривого Рогу.

- Ну нічого собі!

- А я родом з Франківщини, але жінку та дітей "купив" на Дніпропетровщіні  п'ятнадцять років тому.

- Широко улыбнулся Александр.

- Люблю тут тепер. Все люблю і захищаю всіх: дружину, доньку, сина маленького, батьків, сусідів, всіх-всіх.

- А у меня две дочки! Знаете, как они в школе обо мне рассказывают? Даже стенгазету сделали! Очень гордятся мной, а я ими горжусь!

- А Вы видели снаряд от "Смерча"? Нет? Смотрите, я телефоном сфотографировал! А вот мой сын с женой, мама, а вот собака, гляньте какая красивая, алабай! Вы любите собак?

- Да, я очень люблю собак. Я вообще много чего люблю. Или любила. Ничего, вспомню потом. Придёт время.

***

- Если бы Вы слышали,  как я кричал: «Вася, Вася, ты живой? Вася!!!!» А он не слышит, уши в крови, барабанные перепонки, думаю, лопнули. «Васька, да открой ты глаза, наконец. Слух вернется, это не страшно, это контузия просто». Странно, а почему ноги прикрыты, Боже мой!!!! Представляете, нет у него ног. «Да расстегивайся уже, ремень идиотский, ну!!! Так, шарф, шарф на вторую». Поток крови начал утихать, взял на руки Васю бережно и до машины понес,  только положил его туда уже мертвого… Я потом в кузов еще несколько пацанов сложил, что не выжили после «града». Оно совсем не страшно, только очень плакать хочется. А я разведчик, а Вы? Врач?

- Нет. Расскажите про службу, мне очень интересно.

- Было бы все не так плохо, если б ночная оптика у нас была, а без нее тяжеловато, конечно. Лежим с напарником, а на улице  -20, прижмемся к земле и ловим малейшее движение, малейший отблеск на снегу. Вы же знаете, если пропустим что-то, все ребята погибнут. А с таким грузом на душе и жить дальше незачем.  Еще гранатами по периметру обкладываемся, растяжки ставим. По-старинке воюем, но ведь держимся!

- А местные? Как местные к вам относятся?

- Да когда как. Половина вроде бы и неплохо, кушать иногда приносят, хотя больше у нас просят. Есть аборигены, местного радио наслушавшиеся. Тут уже психиатрия нужна, без специалистов людей явно не раскодировать. Как зомби.  Я сам их волну как-то включил, так все внутри прямо похолодело, мозг отказывается принимать этот бред. Как фильм ужасов. Далеко нам?

- Километров 50, не больше. Устали?

- Чуть-чуть. Очень лечь хочу, еще жене надо позвонить, она переживает сильно, ждет. А Вам что, домой еще возвращаться?

-  Ну конечно, меня ведь тоже ждут…

***

Август 2014.

- Вы не возили Максима К.? Дня три назад? А вы, нет? А Вы?

- Белокурый мальчишка спрашивал у нас о своем друге, с надеждой всматриваясь в глаза.

- Я с ним был там, в Иловайске, вместе выходили, а потом он чуть отстал, буквально на несколько метров, а тут ударили. Я видел, что ему стопу оторвало, но подойти не смог, командир запретил возвращаться. Вы понимаете, он живой был, ему же только стопу... А мама его звонит каждый час, я трубку не беру, не смогу сказать, что друга не сберег. Всё.

- Слушай, ну вытри слезы, что ты оплакиваешь заранее? Вдруг живой?

- Это ваши едут? Да? А Вы, вы Максима не возили случайно?

- Нет.

- Как же с этим жить? Надо было вернуться, у него же стопа. Только. Телефон звонит. Опять мама... Смотрите...

- Я тебе обещаю, что сама обзвоню все больницы, если что-то узнаю, то сразу скажу. Держись, ты же Солдат.Обзвонила, не нашла, сообщила. Нет Максима К. в списках и никогда не было.

***

- Пацаны, постойте! Чей рюкзак? Не ваш?

- Да вроде бы нет, может тех, что предыдущим бортом прилетели?

- Это 200-го, по-моему, - да уж, то, чего больше всего не хотелось услышать.

Самое тяжелое, что в этом, облитом кровью рюкзаке, настойчиво вибрировала мобилка. Каждые 2 минуты. "Наверное сядет скоро" - с надеждой подумала я. Надо хотя бы попробовать поискать, а потом уже на звонки отвечу. Как всегда, спасибо друзьям, иногда складывается впечатление, что они могут всё, волшебники какие-то! После трех часов поиска обнаружился наш солдат в реанимации одной из больниц, без документов, с тяжелейшими травмами, без сознания, но ЖИВОЙ!!! Теперь уже можно и на звонки отвечать, тем более не сел ещё старенький телефон.

Срочник из Краматорска, Денис, 18 лет. Получилось, что недавно в армию попал, пограничником служил на заставе. Место тихое, "братская" страна рядом. Повезло, одним словом, если бы не война. С соседней территории выжгли "градами" заставу, ну и всех, кто на ней был, тоже выжгли. Хорошо, что в Днепр успели довезти, жизнь спасти тоже успели, ещё и мама приехала - худенькая сорокалетняя женщина с огромными глазами, полными слез. Но как держалась! Достойная мама Героя!А рюкзак окровавленный мы постирали, зачем грязный отдавать, лишние слезы Мамины совсем ни к чему.

***

- Контузия, говоришь? А ты, брат, школу хоть закончил?

- Я и в училище на повара выучился, какая школа? Мне через 3 месяца девятнадцать лет! Я контрактник, профессиональный военный, чтоб вы знали. Борщ готовлю на 50 человек запросто, и не только борщ.

- Да я уже поняла, что ты не просто так. А как же в мороз справляешься?

- А у Вас дети есть?Вот это поворот!

- Ну да, двое.

- А такие вопросы задаёте! Ломик зачем?

- Вообще-то лёд долбить, по крайней мере, я так думала.

- Вот и я утром лед порублю на кусочки, так быстрее закипает, на огонь ставлю и вперед! Через час готово. Потом обед так же, ну и ужин. Одно плохо - овощи мерзнут сильно. Они, если мерзлые, то сладкие становятся. Знаете хоть это?

- Догадывалась.

- Но если в ту же картошку положить соли побольше и специй всяких, то никто и не заметит! Вкусно очень, как дома. Я еще тушенку туда добавляю.

- Я вижу тебе впору ресторан открывать, мастер шеф какой-то. А обстрелов не боишься?

- Привык уже. Мне же кормить ребят надо, а обстрелы тут причем? Как же они голодными воевать будут, скажите пожалуйста?

- Тебя и контузило, наверное, на боевом посту?

- А как же! На бетонную плиту отбросило, видите, четыре зуба выбило. Ничего, вставят, еще красивее будет, ровненько.

- Как зовут тебя, откуда родом?

- Витёк я, из Одессы.

- Славный ты, Витёк, парень, береги себя, хорошим человеком вырастешь. Настоящим.

***

Волонтер волонтеров, Днепропетровск. Слышали такое слово? Нет? Каждый день, погружаясь в жизнь раненых, видя сны, исключительно связанные с войной, уставая или нет, недосыпая частенько, не расслабляясь, всматриваясь в ночной туман, в котором не знаешь включать или выключать фары, знать каждую минуту, что можешь понадобиться прямо сейчас, и не важно в кино ты или на детском утреннике, засыпая и просыпаясь с телефоном в руке, вдруг понимаешь, что, наверное, надо остановиться на минуту, поделиться с кем-то, услышать теплые слова поддержки, найти того для себя, кем сам являешься для раненых ребят. Человек по ряду очень веских причин не смог быть с нами на выездах, но смог быть рядом.

- Ты едешь?

- Да.

- Осторожно, пожалуйста. Позвони мне, когда туда доедешь, когда обратно. Еще в пути позвони.

- Да ты что, ложись спать, поздно уже.

- Я все равно жду, когда вы вернетесь. Звони.Всегда.

Спасибо тебе, Человек, волонтер волонтеров. А ребятам моим, с которыми судьба свела в такое страшное время, низкий поклон.

***

- Алло! Костя? Слышишь? Это я, Николай. Костя, ты в Песках? В аэропорту? Алло! Скажи, Мишка, Мишка живой?

- 200-ый.

- Лёха?

- 200-ый.

- Иван?

- 200-ый.

- Юрка?

- 300-ый.

- Вовчик?

- 200-ый.

- Б....ь. А я в госпиталь еду. Ну какого уехал? Я сбегу в понедельник, не переживай.

- Коля, отдохните недельку, - вмешалась я.

- Аня, о чем Вы? Там мои, и дома мои. К моей маме, жене, детям НИКОГДА не придёт "русский мир", никогда. Понятно?

***

- Вам впереди удобно или сзади?

- Я лягу сзади, сидеть сил нет. Извините. Нога болит и не сгибается.

- Подушечку может? Я путешествовала много. Раньше. Есть все необходимое. У меня там и рюмочки, и стаканчики, и водичка, и покрепче, и салфеточки, и ножи-вилочки, и кульки мусорные.

- Далеко ездили?

-Очень. 10 лет подряд.

- Бросили?

- Нет. Война началась.

- Можете коляску попросить инвалидную? Не смогу по-другому выйти.

- Конечно.

- А ступеньки? Видите?

- Где? Те несчастные 20 ступенек? Затянем! Спортом зря, что ли, занималась?

- Можно я маме позвоню?

- ???

- Просто с ней надо по-особому говорить, не так. Вы не слушайте, я врать буду. Она думает, что я в Западной Украине на полигоне тренируюсь. Не выдавайте!

- Не выдам.

- Мамочка, привет! У меня все в порядке...

Изменено 16.02.2015 16:10
Теряник Анна

Теряник Анна

Житель Днепропетровска.

Еще в этой категории: « Лето, осень, зима. Попутчики-2

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить